КОНТИНГЕНТ

Новости

24.05.2018 16:02
Внимание!!! Прослушивание участников "Восточный Форпост-2018"  ...
12.12.2017 14:53
Владивостокцы почтили память погибших в Чеченской Республике  ...
12.12.2017 14:42
Ветераны Владивостока стали участниками памятных мероприятий, посвященных 76-ой годовщине начала битвы за Москву  ...

Драгоценный Даманский


Застава имени Стрельникова. Справа — китайский берег Уссури

Это во Владивостоке уже тепло, а здесь, в окрестностях Лучегорска, — континентальная зима. Морозно и ясно, внизу — Уссури в ледяном бронежилете, на горизонте — бурые сопки. Пустынный низменный противоположный берег — китайский. Справа, за излучиной реки, — тот самый Даманский, из-за которого в марте 1969 года воевали Китай и СССР.

Мина замедленного действия

Полтораста лет назад границу провели по урезу воды у китайского берега Уссури, хотя обычно разграничение проходит по фарватеру или середине русла. Так Даманский сделали российским и одновременно заложили мину замедленного действия. Добрые сто лет об островке размером меньше квадратного километра никто не вспоминал, тем более что никакой реальной ценности он не имел и не имеет, хотя китайцы называли его Чжэньбаодао — «Драгоценный остров». 

К 1960-м дружба между Китаем времен культурной революции и «ревизионистским» хрущевским СССР дала трещину. Вместо «Русский с китайцем — братья навек» зазвучал молодой Высоцкий: «Возле города Пекина ходят-бродят хунвейбины…», «Мао Цзедун — большой шалун…» Даманский стал удобным предлогом для «продолжения политики иными средствами» — китайские «ястребы» одолели «голубей». Мина замедленного действия рванула, причем в прямом смысле. 

Вплоть до 60-х этот участок границы если и контролировался, то очень слабо. Похоже, именно из-за обострения отношений с Китаем началось восстановление на базе Иманской пограничной комендатуры 57-го погранотряда. Заставу «Нижне-Михайловка» построил в 1964 году Иван Стрельников, ставший ее первым начальником. В 1967 году Виталий Бубенин, прослуживший некоторое время заместителем Стрельникова, построил и возглавил соседнюю заставу «Кулебякины сопки». От хозяйства Бубенина до Даманского было около 12 км, от заставы Стрельникова — вдвое ближе. Вокруг — глухая тайга. В близлежащей деревне Нижне-Михайловка уже тогда оставались считаные семьи, Лучегорск, лежащий километрах в 40 к востоку, только-только заложили.

Время мирное, но тревожное, холодная война только казалась холодной: карибский кризис, пражская весна, Вьетнам… Вместо ожидаемого, казалось бы, столкновения СССР и США столкнулись две коммунистические ядерные державы. Подобного эпизода в отношениях России и Китая не было, пожалуй, со времен осады Албазинского острога.

Провокации начались в середине 

60-х. Границу нарушали то мирные рыбаки, то хунвейбины — агрессивный молодняк, то военные. Нашим пограничникам было запрещено стрелять, и они «мирно выдворяли» нарушителей. Потом начались рукопашные схватки — стенка на стенку. Приходилось драться дубинами, применять дедовские рогатины. В феврале 1968 года произошло настоящее ледовое побоище. В нем сошлось около тысячи человек, и, по версии КНР, советский БТР задавил четверых китайцев. Но до открытия огня не дошло и тогда. «Фактически мы готовились к… вторжению на нашу территорию», — вспоминал Бубенин. И все-таки того, что произошло 2 марта, никто не ожидал.

Кровавое воскресенье

События на Даманском — относительно недавние и в литературе расписаны буквально по минутам (хотя есть разночтения); ограничимся пунктирной хронологией.

Утром в воскресенье, 2 марта, у Даманского замечена группа китайских нарушителей. Начальник заставы № 2 старший лейтенант Стрельников с личным составом едет к острову на трех машинах — «ГАЗ-69», БТР и «ГАЗ-63». Бойцы готовятся к рукопашной, не зная, что ночью на острове залегла засада. Сохранились три снимка, сделанные фотографом особого отдела погранотряда рядовым Николаем Петровым за несколько минут до гибели. Первый: нарушители на льду Уссури. Второй: к ним идут пограничники во главе со Стрельниковым. Третий: китайский командир поднимает руку, давая сигнал. 

Это был не бой — расстрел. Пограничники из групп Стрельникова и Рабовича не успели сделать ни одного выстрела. Если бы о Даманском снимали фильм, это была бы одна из центральных сцен: два десятка пограничников, один за другим, падают под пулями на снег. Раненых добивают. Из двух групп чудом спасся только рядовой Серебров — раненого, его случайно не добили. Раненый ефрейтор Акулов погиб в плену.

Третьей группе, ехавшей на «ГАЗ-63» (машина техпомощи из погранотряда) и отставшей от остальных, повезло больше. Она успела залечь и открыть огонь. Впервые в истории обе воюющие стороны стреляли друг в друга из «калашниковых». Руководивший боем младший сержант Бабанский, ставший Героем и дослужившийся до генерала, вспоминал: «Через 20 минут боя из 12 ребят в живых осталось восемь, еще через 15 — пять…» 

В группе Бабанского находился и рядовой Абзалдин Бикузин. За бой 2 марта он награжден медалью «За отличие в охране госграницы СССР». Сейчас работает в родном Арсеньеве художником-оформителем на авиазаводе «Прогресс». 

«Страха не было…» (из рассказа стрелка Бикузина)

— На заставу «Нижне-Михайловка» я попал после учебки, в августе 1968 года. Начальником был Стрельников — замечательный мужик: строгий, но молодец, его любили, уважали… При мне провокаций и драк с китайцами было уже немного, а примерно за месяц до событий они вообще прекратились, хотя обстановка была напряженная. 2 марта я занимался хозработами — на заставе холодильника не было, я спустился к реке и стал колоть лед. В это время заставу подняли по тревоге, мы погрузились в машину техпомощи и выехали к острову. «ГАЗ-69» и БТР уже на льду, а мы только с заставы выезжаем. Приехали, выскакиваем, бежим к месту провокации. Вдруг на острове раздались выстрелы. И пошла пальба: пули свистят, кажется, что стреляют со всех сторон. Мы находились на южной оконечности острова, почти на открытом месте. Рассредоточились, залегли. Думал, что началась война, но страха тогда не было совсем. Никто не паниковал. Рядом со мной, метрах в трех, убило бойца, я даже не запомнил кого. По мне бил снайпер: только высуну голову — выстрел…

 


Ветеран Даманского Абзалдин Бикузин — сегодня и в марте 1969-го (на верхнем фото — второй слева, крайний справа — младший сержант Бабанский)

До противника было недалеко, меньше 200 метров. Все было прекрасно видно, я стрелял из автомата короткими очередями. На нас пошла цепь китайцев, начали окружать, Бабанский дал команду отползать с открытого места. Патроны кончались. Мы тогда больше 25 патронов в магазин не заряжали. У кого был один магазин, у кого — два, то есть максимум по 50 патронов на человека. 

Вдруг — тишина: к нам на подмогу шел Бубенин, и китайцы, видимо, это увидели. Если бы не помощь, нас бы там уничтожили. Китайцы не хотели оставлять свидетелей. Перебили бы всех и заявили бы об агрессии «советских ревизионистов»… 

В тот же день мы снова ходили на остров — собирать наших убитых. Помню, я Шестакова вытаскивал, еще кого-то… Стрельбы уже не было, мы даже автоматы закинули за спину, чтобы не мешались.

Виталий Бубенин, советский Рэмбо 

Шестеро во главе с Бабанским уцелели благодаря подмоге с соседней заставы. Но даже после прибытия Бубенина с двумя десятками бойцов на стороне китайцев оставался численный перевес, не говоря об артиллерии и минометах. Невероятно, но пограничники этот бой выиграли. Во многом благодаря знаменитым рейдам старшего лейтенанта Бубенина в тыл противника. 

Это было бы второй узловой сценой фильма о Даманском: ощетинившийся стволами БТР обходит остров. Безжалостно расстреливает и давит живую силу. За крупнокалиберным пулеметом — сам Бубенин. Машина повреждена, раненый и контуженый командир пересаживается в стрельниковский БТР и снова идет в бой. Оставив только на острове две с половиной сотни убитых, китайцы отступили. «Батальон… при поддержке двух минометных и одной артиллерийской батарей в течение двух часов жесточайшего боя не смог сбить с острова и уничтожить группу пограничников в 30 человек… На каждого из нас в среднем приходилось от 15 до 20 китайских солдат и почти одно орудие или миномет. Примерно такое же соотношение в потерях… В это трудно поверить. Но это так…» — вспоминал Бубенин. 


Предпоследний снимок Николая Петрова: группа Стрельникова (справа) идет навстречу нарушителям. Через несколько минут советских пограничников расстреляют

Он станет Героем, его заметит Андропов и через несколько лет предложит майору Бубенину, вызвав того из Заполярья, создавать антитеррористический спецназ КГБ — группу «А», знаменитую «Альфу». Бубенин станет первым командиром «Альфы», пройдет Афган, выйдет в отставку генералом. Его блестящую карьеру предопределили самоубийственно отчаянные рейды 2 марта 1969 года.

Между боями

Погибших пограничников хоронили на заставе — это потом, годы спустя, их перезахоронят в Дальнереченске. «Согнали солдатиков копать могилы. Долбили ломами, лопатами — бесполезно. На второй день подогнали компрессор с отбойными молотками — бесполезно. В итоге решили землю подорвать», — вспоминает Абзалдин Бикузин. 

Вдоль всей советско-китайской границы готовились к войне. Будущий заместитель командира дивизии морской пехоты ТОФ, ныне полковник в отставке, председатель приморской организации ветеранов боевых действий «Контингент» Сергей Кондратенко тогда учился в ДВОКУ. Благовещенск от китайской территории отделял только неширокий в тех местах Амур. 


Подбитый «Т-62» Демократа Леонова

— Наш первый курс оставляли на прикрытие границы. Провели рекогносцировку. Ждали, что начнется война. Я был командиром отделения, как сейчас помню: наш участок — от роддома до кафе «Золотой якорь». По сигналу «Ураган 269» мы должны были выйти и занять позиции на набережной. Минут 15, наверное, продержались бы, — вспоминает полковник Кондратенко. — Караулка находилась на берегу Амура, мы там выкопали три окопа и на ночь выставляли пулеметные расчеты для охраны самого училища. Помню, один парень ночью застудился, получил радикулит и был комиссован — получается, тоже жертва конфликта на Даманском. А что творилось на той стороне Амура — митинги с факелами, портреты Мао Цзедуна… Так продолжалось около двух недель. 

«Град» над Уссури

К границе стягивались силы, но в бою за Даманский 15 марта воевать против превосходящих сил регулярной армии КНР поначалу вновь пришлось одним пограничникам. Чем и объясняются их потери в этот день — около 20 человек.

Участников боя 2 марта (тогда погибло три десятка пограничников) берегли. «Всем, кто выжил в том бою, предложили: может, дослужите в другом месте? — говорит Бикузин. — Мы отказались: смеетесь, что ли, у нас там парни погибли… Все остались. Но в бою 15 марта уже не участвовали». 

С той стороны ведут артиллерийский и минометный обстрел, китайская пехота идет в наступление, но нашу армию в бой не вводят: это пока пограничный конфликт, а не война. Начальник погранотряда Демократ Леонов требует от армейцев поддержки. Те медлят, и полковник решает лично вести к Даманскому, на помощь сражающейся там мотоманевренной группе погранотряда, четверку приданных ему танков. Головной танк, где находится Леонов, подбивают, самого полковника убивают при попытке покинуть танк. С этим танком — отдельная история: несмотря на попытки советской стороны вытащить или хотя бы подорвать секретный «Т-62», он в итоге достанется китайцам и станет музейным экспонатом. 

Лишь к вечеру командующий войсками Дальневосточного военного округа генерал Лосик отдаст приказ нанести удар по территории Китая. «Наконец-то политическое руководство страны проснулось. В Москве наступило утро», — замечает по этому поводу Бубенин. По другой версии, Лосик рискнул — принял решение самостоятельно. 


Вячеслав Качанов, в 1969-м - старший вычислитель реактивного дивизиона

Артиллерийский полк и дивизион реактивных систем залпового огня «Град» ударили по Даманскому и китайским тылам. Это было первое боевое применение «Града». Вот третья ключевая сцена фильма, для которого у нас не нашлось своих Спилбергов и Коппол: «Град» выжигает на территории КНР все живое и неживое.

«У нас был позывной «Сабля». Пришел приказ: «Сабля, огонь!» Вношу метеопоправку — ветер, температура, давление, быстренько рассчитываю… Нанесли удар с дистанции 17750 метров вглубь китайской территории, по месту сосредоточения резервов личного состава, боеприпасов, техники, — вспоминает Вячеслав Качанов, ныне пенсионер, а тогда — старший вычислитель 13-го отдельного реактивного дивизиона. — За 20 секунд выпустили 440 снарядов. По данным разведки, в результате было уничтожено до полка пехоты, две артиллерийские батареи и одна минометная. На огневых позициях наш дивизион простоял до 28 марта, затем вернулись в пункт постоянной дислокации».

Абзалдин Бикузин наблюдал работу «Града» с заставы: 

— Снаряды летели со стороны тыла как раз мимо нас. У китайцев были динамики, через них они вели пропаганду. Когда ударил «Град», из динамиков донеслось: «Что ж вы, братья, делаете?!» Сразу – «братья»…

После атаки мотострелков и пограничников противник отступил. Советские войска вернулись на свой берег.

Отголоски Даманского

Официальные потери советской стороны в марте 1969 года — 58 человек, раненых около сотни. С китайской, по разным оценкам, погибло от 500 до 3000 человек.

Выстрелы еще долго звучали над Уссури. «Китайцы высаживали группы военнослужащих на острова Даманский и Киркинский, нарушали режим плавания по Уссури, проводили другие провокационные действия… В течение всего лета 1969 года нам пришлось более 300 раз открывать огонь по провокаторам», — пишет Бубенин. Бикузин вспоминает, как летом пулеметным огнем китайцев выдавили с Киркинского. В августе был еще бой у озера Жаланашколь — на казахстанском участке советско-китайской границы, и тоже с жертвами, хотя и не тех масштабов, что на Даманском.

Считается, что тишина на границе настала 10 сентября: открывать огонь запретили. Даманский заняли китайцы. Днем позже советский премьер Алексей Косыгин, возвращаясь с похорон Хо Ши Мина, приземлился в Пекине и встретился со своим китайским коллегой Чжоу Эньлаем. Было достигнуто соглашение прекратить боевые действия, оставив войска на занятых позициях, и начать переговоры о демаркации. Де-факто это означало передачу Даманского Китаю. У нас об этом старались не говорить, пока в мае 1991 года Даманский не отдали Китаю уже официально.

Об итогах пограничной войны 1969 года можно спорить. 


Лучегорск, митинг в честь 45-летия боев на Даманском

Мы выиграли бой, но отдали остров; значит ли это, что наши бойцы гибли зря? Или Кремль путем уступки спорного и, прямо скажем, никчемного островка с китайской стороны реки избежал войны, заодно показав Китаю наши военные возможности?

Еще вопрос: а сами китайцы точно знали, чего хотели?

…Сейчас-то, мы знаем, в ходу иные сценарии: спорные острова, как те же Большой Уссурийский и Тарабарова на Амуре, отдаем без боя.

В 1972 году на карте Приморья вымарали едва ли не все нерусские названия — не только китайские, но и нанайские, корейские и т. п. Заменили русскими — часто дежурно-безвкусными, тогда как многие старые топонимы были удивительно красивы. Некоторые в ходу до сих пор, как Шамора или Суйфун, — их не запретить никаким указом.

В тревожные мартовские дни 1969 года первым секретарем Приморского крайкома КПСС назначили молодого Виктора Ломакина, руководившего краем до 1984 года. Значит, «эпоха Ломакина» — тоже отголосок Даманского.

***

Застава № 2 «Нижне-Михайловка» теперь носит имя ее первого начальника Ивана Стрельникова. Заставе № 1 («Кулебякины сопки»), которой командовал Бубенин, присвоено имя Демократа Леонова. 

Вскоре после боев стрельниковскую заставу перенесли примерно на километр — с открытого места у реки вглубь нашей территории. Там она находится и сегодня. Добротное двухэтажное кирпичное здание, сантехника китайского производства внутри — примета нового времени. В музее заставы — вещи Стрельникова: фуражка, планшетка, бинокль, на плацу — башня БТР с пробоинами. 

В честь 45-летия боев на Даманском в Лучегорске прошел торжественный митинг с автоматным салютом. На самой заставе митинг был скромнее, без стрельбы — ни к чему нервировать друзей с того берега. Потом — традиционное пограничное гостеприимство. В тосты незаметно проникает украинская тема… 

Черт его знает, почему этот островок когда-то был наречен китайцами «драгоценным». Но он и вправду стал таковым — если оценивать жизнями солдат с обеих сторон и литрами пролитой крови.

Столько с 1969-го вспыхивало горячих точек в нашей стране и за ее пределами — Афганистан, перестройка с вытекающими, Чечня… — а кадр из неснятого фильма так и стоит перед глазами: впаянный в лед Уссури остров, группа Стрельникова идет навстречу гибели. Через минуту пограничников расстреляют. Они не успеют даже снять автоматы с плеча.

http://www.novayagazeta-vlad.ru/227/Istoriya/DragotsenniyDamanskiy

 
Всего посетителей:
Creative Studio Sandal