КОНТИНГЕНТ

  Так было под Агиштами.

( воспоминания командира 1-го ДШБ 106 ПМП ТОФ майора А.Жилинского)

26 Мая 1995 год. Мне 27 лет. Капитан. Командир десантно-штурмового батальона морской пехоты. Ущелье в горах между Шали и Агиштами. 6 километров южнее населенного пункта Шали. Наступление полка остановлено на рубеже высоты  443.0. Большие потери личного состава, в том числе погиб командир 2 ДШР ст. л-т Андрей Буквецкий. Андрея принесли на плащ-палатке его бойцы. Молча постоял-попрощались. Андрея положили на броню БТР или МТЛБ, точно не помню. Увезли в тыл. Командир дивизии генерал - майор Холод не стал переть напролом, дал возможность оглядеться, принять решение, хотя задачи на овладение Агиштами никто не снимал.Через несколько дней в штабе полка от командира полка получаю приказ направить 1 роту морской пехоты в тыл противника и овладеть высотой 502.8  в двух  километрах восточнее населенного пункта Агишты. Прошусь самому руководить ротой. Командир полка запрещает. Вечером этого дня прибываю на высоту 443.0 ротный опорный пункт 1ДШР. Командует ротой замполит роты.  Собираю офицеров, в последствии всю роту. В глазах матросов страх, многие погибли в предыдущем бою. Дело понятное, не страшно только дураку.  Объясняю личному составу предстоящую задачу. Отдаю боевой приказ на совершение марша и овладение высотой 502.8. Отправить роту без командира роты (командир роты ст. л-т Андрей Бородин был ранен в бою 26 мая) и потерявшую многих товарищей одних - стыдно. Боюсь потерять всех. Стою перед дилеммой выполнить или нарушить запрет командира полка. Нарушаю. Ночуем на высоте 433.0. Утром рано строю роту, проверяю личный состав, оружие, снаряжение. В глазах офицеров и матросов нерешительности нет – верю задачу выполним.
   Пошли. Впереди боевой развед дозор, сапер. Следом вся рота. Видимость очень маленькая идем в зеленке. До места назначения около 10 км по горам, по незнакомой местности. С собой оружие, боеприпасы, немного продовольствия и воды.
Примерно через километр разведка подает сигнал на остановку. Сапер обнаружил минное поле, за ним опорный пункт противника. Даю команду организовать проход в минно-взрывном заграждении. Сапер работает, ждем, заняли круговую оборону. Минуты тянуться долго. Доклад сапера по радиостанции,  проход готов. Первая пошла развед группа за ней рота. Выходим к опорному пункту противника. Окопы, траншей в полный рост, личного состава нет. Брошены лопаты, кое какое снаряжение, противогазы. Даю команду вперед. Движемся по вершинам высот. Видимость очень маленькая. Сориентироваться на местности возможности не имею. Прошли примерно три километра. Должны выйти на высоту 445,6 на ней необходимо сменить направление движения. Соседних высот не видно из-за сплошной растительности. Разведчик залез на дерево там сплошная крона, видимости ноль.
   Со мной в строю арт.корректировщик и два солдата из приданного арт.дивизиона - дальномерщик и радист. Прошу артиллеристов сделать по выстрелу по соседним высотам, дабы хоть как то сориентироваться. В голове -  только бы не ошибиться и самим не оказаться на той высоте. Разрывы слышу на соседних высотах – идем верно. Оружие на себя вперед. Идти сложно горы, то вверх то вниз, склоны крутые заросшие лесом. Жарко очень хочется пить.  К обеду выходим на высоту 796.0  необходимо изменить направление движения на запад. Впереди резкий склон небольшое ущелье и подъем. Начинаем преодолевать ущелье под прикрытием развед группы.  В некоторых местах склон почти отвесный, помню много поваленных деревьев. Двигаться очень сложно. Матросы устали. Не останавливаемся ползем. 
Ущелье преодолели удачно, личный состав цел, оружие,  боеприпасы на месте. Выдвигаемся на высоту 502.8 – место назначения. Впереди опять ущелье делаем небольшой крюк через соседнюю высоту 800.1.
Пройдя высоту 800.1. приближаясь к 502.8 попадаем под обстрел артиллерии. Артиллерия бьет по высоте 800.1, осколки косят ветки над головой. Ощущение хреноватое. Выхожу на связь с артиллеристами прошу прекратить стрельбу. Причину обстрела писать не буду. Слава богу все живы.
  Ближе к вечеру выходим на высоту 502.8. Вижу в бинокль окраины населенного пункта Агишты. Движения в поселке нет. Оборудуем ротный опорный пункт. Матросы устали, черные все грязные, валяться с ног. Отдыхать не даю. Собрал офицеров поставил задачу на оборудование ротного опорного пункта. Приказал отдыхать только после оборудования окопов.
Сам думаю - пусть лучше уставшие, грязные, голодные, но живые. Чуть не палкой заставил матросов оборудовать окопы, проверил маскировку.
 Помню подошел к пулеметчику, он оборудовал окоп, все хорошо замаскировал. Я спустился вниз метров на 50 посмотрел, окоп практически не видно. Похвалил матроса. Посидели с ним в окопе, проверили сектор обстрела, поговорили. Сейчас точно и не помню о чем. Помню, что сказал ему, что на него большая надежда. Парнишка был молодой улыбчивый такой, приятно с ним было поговорить.
   К наступлению темноты ротный опорный пункт на высоте 502,8 был оборудован. Перекусили. Костры не разжигали – запретил. Ночевали на высоте в окопах, установив боевое охранение и дежурство офицеров роты. Устали как собаки, матросы с ног валились, но и спать страшновато, в двух километрах населенный пункт противника. В бинокль видно все дворы и подходы к поселку. До своих день пути по горам.
   Лежу под деревом ночью. Думаю, вот и отдыхаю на Кавказе по бесплатной путевке министерства обороны, а все жалуемся живем плохо. Кто еще так может.
   Утром построил развед группу, поставил задачу провести разведку вблизи Агишты. Ушли. По радиостанции взводный докладывает, что в таком то квадрате видит группу противника, разворачивающую минометную батарею, дает координаты. Даю команду отойти из квадрата. Вызываю артдивизион, делаю залп по указанному квадрату.
   На южном склоне высоты 502,8 было небольшое естественное углубление на край которого матросы наложили валежен. Получилось небольшое укрытие. Ближе к обеду я сидел на валежинах и разговаривал с офицерами роты после радиообмена с командиром полка. О чем разговаривали, сейчас точно не помню. Только я услышал: Алах акбар. Спрыгнул в укрытия, закричал к бою. В то место, где я сидел попал выстрел с гранатомета РПГ-7. Еще подумал какого черта с противотанковых гранат по людям лупить.
   Началось. Доложил командиру полка, что в квадрате Волк-6 южнее высоты 502,8 вижу группу пехоты противника. Вступил в боестолкновение. Боевики орали как бешенные лупили с гранатометов и перли на высоту. Посчитать было сложно. Зеленка кругом, дымища, рев стоит. Рота отстреливается. Слышу пулеметчик работает ровно – подумал еще молодец боец, не пропадем.
   Боевики подошли слишком близко под прикрытием деревьев. Прут суки не удержим метров на 100-150 подошли. Вызвал арт.корректировщика. Рубеж безопасного удаления стрельбы 400 метров. Боевики на 100 метров от нас. Стрелять артдивизионом опасно, сами попадем под огонь, но и боевиков не удержим своими силами. Рота не полная, боеприпасов не много. Решаю – вызываю огонь арт. дивизиона. Ставлю задачу артиллеристу, тот понимает пан или пропал. Первый снаряд ложиться левее метрах в 100, корректируем, второй правее. Третий уже некогда, даю команду залп. Слышу по радиостанции командир дивизиона дает команду дивизиону залп. Ору всем Ложись.
Сам лег на дно ямы, помню весь прижался к земле и лицом и даже пятки прижал. Страшно ни каждый день по тебе лупит 122 мм. артиллерия. Молился даже. Чего шептал не помню, помню, что молился первый раз в жизни, искренне причем. Во как жить хотел наверное. Хотя ни одной молитвы до сих пор не знаю, к сожалению.
После подачи команды на залп,  секунды, почему то летели очень уж долго, как мне показалось. Ощущение такое, как будто взяли многоэтажный дом и бросили его в тебя. Воздух ожил и зашевелился. Потом ухнуло, высота зашевелилась под животом. Потом тишина и только ветки деревьев, сбитые над головой начали падать на нас. Пошевелил конечностями. Живой. Дал команду осмотреться. Боевики лежали на склоне кто где. Живых видно не было. Спасибо артиллеристам сработали очень быстро и точно. Всю жизнь думаю, вот ошибся бы хоть один солдат на один щелчок,  лежали бы мы на этой высоте.
Отдышались, начали проверять личный состав. Все живы, за исключением пулеметчика матроса Алексея Караваева. Снайпер попал ему точно в голову. Так и лежал он в окопе, держа ПК. Жалко парня до чертиков.
Через какое то время получил приказ командира полка выдвинуться на рубеж 3 км. севернее населенного пункта Агишты и занять мост в ущелье через реку Басс.
Построил роту, поставил задачу, боевой развед дозор и сапер вперед. Пошли. Из плащ- палатки и веток сделали носилки и выносили погибшего матроса. Не доходя до моста километра за полтора обнаружил минометную батарею ВДВ. Ту самую, которую наблюдал мой взводный и по которой я стрелял артиллерией. Благо взводный координаты дал не точно. Ошибся я на сантиметр на карте. Вот какое взаимодействием было. Сейчас благодарю бога, что ошиблись. Угробили бы мы тогда ВДВэшников. Во как. Взодному говорю, молчи не было ничего.
Когда вышли на мост. Мост был занят моим батальоном. Там меня встретил начальник штаба батальона Олег Рагулин и мой зам по тыл Володя Аникеев.
Вовка тогда борщ сварил с говядиной. Корова в бою за Агишты погибла он ее и использовал. Вкуснейший борщ был. Честное слово ничего вкуснее не ел.
Так мы полком и заняли ущелье между Шали и Агиштами. За самовольство от командира полка в этот же день получил я подобающие подарки. Посчитали убитых и раненных, организовали блок посты в ущелье. И стали дальше Родину защищать.
17 лет прошло с того времени, когда мы выполняли свою работу на северном Кавказе. Я уже давно гражданский человек. Часто в разговорах я слышу, что молодежь сейчас не та, и то ни так и это ни так, и патриотизма у них нет. Я всегда прерываю таких философов. Они не правы. С этой молодежью я смотрел смерти в лицо и никто из них ни разу меня не подвел, не скулил, не  стонал, а четко выполнял свою ратную работу. Та у нас молодежь, настоящие мужики.
Я благодарен всем офицерам и матросам 1ДШБ 106 полка морской пехоты, моим командирам за то, что мне посчастливилось стоять с ними в одном строю, за то, что я могу называть себя офицером морской пехоты.  Для меня это очень важно.
Командир 1 ДШБ 106 ПМП майор Жилинский А.А.

 
Всего посетителей:
Creative Studio Sandal