КОНТИНГЕНТ

Найден очередной утраченный орден.

В канун майских праздников, председателем ВГО РСВА, ветераном 668 ООСпН (Афганистан), Жабицким Константином Викторовичем, на одном из сайтов коллекционеров было обнаружено объявление о продаже за 15 000 р. ордена Красная Звезда и орденской книжки к нему на Адылова Шухрата Бурибаевича, погибшего в бою 04.11.1985 г., сержанта, командира отделения 2 роты 668 ООСпН. ВРУЧЕНИЕ ПОСМЕРТНОЕ !!!
Каким образом орден оказался у коллекционеров сейчас выясняют в Ташкенте БОЕВЫЕ ТОВАРИЩИ из 668 ООСпН !!!
В процессе длительных переговоров, Жабицкому К.В, удалось убедить коллекционера передать орден на ответственное хранение до выяснения обстоятельств утраты родственниками погибшего.
Если орден был украден, то его возвратят родственникам.
В противном случае - орден будет передан в музей 668 ООСпН (пп 44653) в г.Кировоград Украина.

АДЫЛОВ Шухрат Бурибаевич, мл. сержант, ком-р отделения спец. назначения, род. 4.9.1966 в пос. Зенгиата Калининского р-на Ташкент, обл. Узб. ССР. Узбек.

В Вооружённые Силы СССР призван 27.11.84 Калининским РВК.

В Республике Афганистан с марта 1985.

Неоднократно принимал участие в боевых опер-ях. 4.11.1985, умело командуя отделением, подавил огн. точку пр-ка. В бою был смертельно ранен.

За мужество и отвагу награжден орденом Красной Звезды (посмертно).

Похоронен на родине.


Ниже приведены воспоминания участника того боя.....

Костя привет,

Я, часто вспоминая ту злополучную ночь, разбираю со всех сторон ошибки, и прихожу к выводу, что в жизни рано или поздно придет тот час, когда и ты становишься мишенью…

4 ноября 1985 года, наша 424 группа под командованием Мишки Банася, доукомплектована ребятами из второй группы, в основном первого и второго периода службы, стажером к нашему командиру группы назначен ком. 2 группы, если не ошибаюсь Юра Попов, я иду «замком». Выход собирался, как то очень спешно, накануне по данному маршруту уже выходили две группы и встретив караваны с большим прикрытием, не вступали в бой…

В отряде, в шутку каждая из трех рот, имела свое прозвище, первая рота (на БМП-2) носила название «Першинг», они слажено и быстро выдвигались на подмогу, если броня была из 1 роты, БМПшки всегда приходили очень быстро, третья рота (на БТР-70) носила название «Учебной - парашютно десантной», видимо потому, что на их долю приходились небольшие караваны. Наша вторая рота называлась «Кровавой», первым погибшим в отряде, был Валера Поволя из нашей роты, и у нас на тот момент были самые большие потери…,  не потому, что мы были слабо подготовлены…, в расположение первой группы при обстреле, после отбоя, попала мина,  из 19 человек было 3 убитых и все в той или иной степени ранены. Остальные потери были в ходе боестолкновений. Первые две группы на маршруте были из первой и третьей роты, чаще всего самые сложные задачи ставили второй роте….

Группу усилили двумя минерами, в целом, нас было около 20 человек, выехали по светлому, в район «Мухамедки», на броне нашей роты, ком. брони кажется, был замполит капитан Плаксин - «Тримплекс», поднялись на горку, на которой был импровизированный блок пост, ДШБистов, там дождались темноты. Сидели у костра, почему-то было тоскливо, напротив меня сидел сержант 3 отделения Шухрат Адылов, мы дружили, я командовал вторым отделением, Андрюха Сергеюк, первым, мы к тому времени прослужили почти полтора года, Шухрат - год. Он единственный прошел учебку, мы «выросли»… из рядовых. Шухат сразу вписался в группу, на гражданке он, если я не ошибаюсь, был хлебопеком, отлично готовил плов, когда в роте были дни рождения, на этот выход он взял ПК, был в составе тылового дозора.

Стемнело, вытянулись на спуск с горки, шли тихо, перешли трассу, зашли в зеленку, часа через два вышли к мосту через Логар. Я шел в первой трети основной группы, за мной Москвин Андрюха, за ним взводный, дальше Толик Щуров, передо мной «молодой» с 392 станцией. Головной дозор стал проверять подходы к мосту. За службу у меня развилось какое-то собачье чутье на духов, на той стороне реки метрах в ста, был большой куст, оттуда на меня явно смотрел дух, я его чувствовал….., Толик, мой бывший второй номер по АГСу поддерживал мое мнение. У Андрюхи был БН (ночной бинокль) но высмотреть в него ничего не удалось. Головной, проверил мост и мы спешно тронулись, впереди был кишлак Баги Султан, нам нужно было через него пройти, к слову, уже в третий раз, по одному и тому же маршруту штаб запустил группу…. В начале кишлака нас встретила лаем собака, наверное, единственный раз за всю службу, собака лаяла и бежала рядом, мозг разбирал варианты, пристрелить из ПБСа – если  не убьешь, собака завоет…., собаку не тронули, понадеялись, что пронесет, в кишлаке зажглись пару огоньков… Группа шла очень быстро расстояние между бойцами сокращалось, мы нагнали головной дозор, тыловой тоже был на хвосте…

Впереди была небольшая треугольная площадь, по правой стороне которой проходила дорога, слева разрушенный дом с окнами,   впереди дувал, с плоской крышей, справа был слышен шум арыка. Я прошел две трети площади, в 392 на щекофоне бойца спереди, длинный гудок – сигнал - «стоп группе»….. В лоб головному дозору выскочили трое духов, молодой с ПБСом из головного оторопел, не выстрелил, второй со станцией нажал на тангету, остановив группу, - много частых щелчков – «духи», один длинный – «стой группа»……., духи развернулись, и за угол. Наверное это и спасло в какой то мере головной дозор от встречного боя, нас атаковали только с левого фланга.

В Союзе мы готовились искать «Першинги» в западной Германии, в Афгане учились на своих ошибках, еще после ввода, дня три, четыре в нашей роте был инструктор из «Каскада», он учил, как воевать в горах, но с каждым новым призывом знания терялись. На подкорке было вырезано – услышав выстрел, сделать перекат вправо, предыдущий боец должен был перекатиться влево, затем первые номера осматриваются, а вторые отстреливаются… мудрая теория…

С первым выстрелом я уже летел вправо на обочину дороги к арыку, с колена прицелился влево. Нас били с разрушенного дома, из окон, перед глазами ломанулось ядро группы, состоящее из молодых, стрелять глупо, подстрелишь своего, «киданул» в окна пару гранат из подствольника, снова перекат и снова подствольник, вокруг «дискотека», трассера летают во все стороны, вперед к углу дувала и снова подствольник, на площади пыль и уже почти никого, осталось две гранаты из двадцати, на крышу дома забрались два «деда» из второй группы, заработал наш ПК. Впереди на входе на площадь, там, где был наш тыловой дозор что-то слабо горит, ко мне подбегает ком.  второй группы (стажер) Юра Попов, вместе обрабатываем окна. Он спрашивает где ком. группы Банась, - он шел в паре тройке бойцов за мной, мимо не пробегал, соображаю, группу порвали ….звать – «товарищ командир», духи на отзыв подстрелят, ору,  Мишка ты где? Из угла по левую сторону Мишка отозвался, он там с Москвиным Андрюхой, тот закрывая командира собой отстреливается, взводному командовать, он должен быть живым. Вместе с Поповым прикрываем Мишку и Москвина, они перебежками к нам. Мишка в двух словах рассказывает, что у нас выбили тыловой дозор, часть группы под стенкой разрушенного дома в зоне «затенения» в яме под окнами. Командиры и Москвин прикрывают, я вперед к тыловому… первым лежит Бакулин Сашка снайпер второй группы, его РД горит, начинаю тушить, и понимаю, что руки проваливаются в тело Сашки, ему попало выстрелом из РПГ в спину…. Подхватываю его руку и взвалив на спину тащу, несколько раз падаем, уже рядом  с нашими, подбегает молодой боец Сорокин, помогает, очень толковый парень, в будущем проявит себя на «Обчаканском караване».. Снова вместе с Сорокиным возвращаемся к тыловому. Я подхватываю Чернова Серегу, он стонет, Сорокин кажется Шухрата. Выношу Чернова, ребята уже обрабатывают все, что шевелится вокруг, осматриваю Сергея он сильно прострелян насквозь, хрипит и вздыхает последний раз, смотрит в небо, звезды, трассера…. закрываю ему глаза, передаю молодым, они приготовили палатку перенести раненых дальше. Возвращаюсь, взводный говорит, что раненые есть еще под стенкой у окон, бегу к ним, во вспышках вижу, как из окна на вытянутых руках РПГ в мою сторону, взрыв, он направлен вниз на раненых под стенкой, меня подбрасывает, пронесло, в яме под стенкой человек пять, промидол колю кажется Ютукову, он ранен в ногу. Ребята отстреливаются и просят забрать Малыша, минера, ему от взрыва РПГ осколочное в голову. Выбираемся к своим, огонь еще плотный, пытаюсь перевязать голову Малышу, левая часть головы над виском мягкая, в крови, но не очень, матаю вспоминая «чепец Гиппократа» накануне начмед учил. Малыш бредит, вытаскивает магазины на 45 от РПК из «лифчика» и передает мне, - отстреливайся, я не могу.., Перевязал, усадил под стену Малыша и к взводному, с площади уже всех вытянули, в круговую отстреливаемся, на крыше дувала, очень грамотно работает наш ПК, за окнами слышен дикий смех духа, и снова выстрел из РПГ, уже не прицельно, я укладываю последние две гранаты из подствольника. Немного утихло, проверили оружие, нет автомата у Малыша, остался на площади, выходим вместе с Сорокиным он прикрывает спину, я пытаюсь разглядеть во вспышках выстрелов, автомат нахожу его рядом с воронкой от взрыва РПГ, возвращаемся к своим, у нас круговая, нас теперь просто так не выковырять. Автомат Малыша пробит в районе газовой камеры, заклинило поршень, теперь понятно, почему он мне передавал магазины на 45….

Духи потихоньку организовываются и огонь становиться плотнее, связисты прокачали связь и вызвали броню, до нее часа четыре, пять. Взводный на рации вызывает град на кишлак, я корректирую, Попов разбирается с ранеными, Шухрат тяжело ранен в ноги, и руки, он нес ПК, и очередью из АК, дух полосонул почти в упор из-за калитки его по поясу, наш водитель Босс шел в хвосте ядра группы, и с разворота уложил духа через калитку, но сам был ранен в ногу. По первому прикиду у нас двое убитых и пять раненых, среди них Шухрат самый тяжелый, как выяснилось потом, ему перебило паховые вены… Ночь уже лунная, стреляемся с духами экономя патроны, и корректируя град, пушкари кидают по паре палок, ложат хорошо, прицельно, начинает светать, из за арыка плотный огонь, духи видимо почуяли броню, взводный дает по связи « в лево 150», на той стороне – «понял, вправо 150, пакет пошел….», вправо 150 это как раз мы…., в это время подходит броня и мы кидаемся под прикрытие БТРов.  Палки лягли хорошо, как раз в дувал из которого духи донимали нас больше всего. Практически все стихло, мы грузимся, постреливая выходим из кишлака. До отряда еще долго, Шухрат в нашем БТРе еще живой, его земляки перевязывают, где-то через час, Плаксин доложил на ЦБД, три – «двухсотых», четыре –«трехсотых»…. кровь не смогли остановить, Шухрат просто заснул….

В марте 1986 мы вернулись в Багги Султан, с «хадовцами» на зачистку, в одном из дувалов нашли духа со свежей раной бочины, он рассказал, что был ранен  ночью с 4 на 5 ноября 1985 г., в том бою они потеряли восьмерых, вернее вместе с ним девятерых….. злые мы были….

Жаль, что время стирает из нашей памяти события, и имена. Хочется собрать все воспоминания, чтобы о каждом погибшем из нашего отряда, было написано, как можно больше, пока мы их помним, они рядом с нами…. Собрать бы все воспоминания участников того боя, сложить воедино….

Вот наверное и все, старался вспомнить и описать все подробно, не судите строго, за стиль. Виктор

 
Всего посетителей:
Creative Studio Sandal